Музеи Пастернака, Чуковского, Окуджавы, история создания и проблемы поселка писателей Переделкино, Литфонд, Измалково — Самаринская усадьба, Лукино — резиденция святейшего Патриарха, храм Преображенения Господня и многое другое.

Истоки Переделкина

По материалам журнальных страниц

image

Экслибрис барона М.Л.Боде-Колычева

image

Главный иконостас Храма Преображения Господня

image

Царские врата Храма Преображения Господня

image

Ю.Ф.Самарин. С портрета В.А.Тропинина, 1844

image

Самарин Сергей Дмитриевич (1865–1929), племянник Ю.Ф.Самарина, был предводителем дворянства Богородского уезда Московской губернии. Рисунок М.Осоргиной из альбома «Подмосковная Измалково» из-ва «Индрик»

image

Столовая на даче в Лукине, которую снимала в 1920-е «дворянская коммуна» Осоргиных, Мансуровых, Самариных. Рисунок М.Осоргиной из альбома «Подмосковная Измалково» из-ва «Индрик»

image

Это чудище стоит в Самаринском парке – скульптор свято верил, что он слепил К.И.Чуковского. Фото А.Шевчука, 2007, предоставлено для сайта www.peredelkino-land.ru

image

Остатки регулярного парка в усадьбе Измалково. Фото Сергея Полковниченко, 2009, предоставлено для сайта www.peredelkino-land.ru

image

Чудом уцелевший флигель господского дома в усадьбе Измалково. Фото Сергея Полковниченко, предоставлено для сайта www.peredelkino-land.ru

image

«Фрагмент фасада Патриаршего подворья. Фото Сергея Полковниченко, 2009, предоставлено для сайта www.peredelkino-land.ru

image

Храм Преображения Господня. Фото Сергея Полковниченко, 2009, предоставлено для сайта www.peredelkino-land.ru9

image

Фрагмент стены с воротами церковного комплекса в усадьбе Лукино. Фото Сергея Полковниченко, 2009, предоставлено для сайта www.peredelkino-land.ru

image

Колокольня Храма Преображения Господня. Фото Сергея Полковниченко, 2009, предоставлено для сайта www.peredelkino-land.ru

image

Храм Воскресения Господня. Фото Сергея Полковниченко, 2009, предоставлено для сайта www.peredelkino-land.ru

image

Патриарх Алексий II в своем кабинете в Переделкине.

В № 8 «Роман-журнала XXI век» за 2008 г. опубликовано исследование Киры Васильевой и Льва Лобова «Истоки Переделкина». За два последующих года авторы существенно переработали этот материал, ознакомиться с которым можно ниже.

*      *      *

Живописный уголок Подмосковья, ныне известный как Переделкино и привычно ассоциирующийся с писателями, до Октябрьской революции представлял собой две аристократические усадьбы – Измалково и Лукино, расположенные по берегам реки Сетунь и впадающей в нее речки Переделка. История поселений по берегам Сетуни уходит в далекое прошлое. Есть версия, что название «Сетунь» имеет балтийское происхождение и связано с географическим термином sietuva, что означает «глубокое или широкое место реки».

Однако в хрониках наш край впервые упоминается только в 1646 г. в связи со строительством деревянного храма Преображения Господня в селе Лукине, которое в середине XIX в. перешло во владение барона Михаила Львовича Боде-Колычева – придворного, историка, коллекционера, строителя. А усадьба Измалково с 1829 г. стала родовым гнездом графов Самариных. Здесь провел многие годы известный славянофил и идеолог реформы 1861 г. Юрий Федорович Самарин.

В конце XIX в. вблизи Лукина прошла Брянская железная дорога и была обустроена станция, получившая название «16-я верста». Отменив версты, октябрьские революционеры ввели метрическую систему, а железнодорожную станцию в Лукине переименовали в «Переделкино». Отсюда и название городка писателей – Переделкино. Откуда возник этот прогремевший на весь мир топоним?

Нина Ивановна Томилина, учительница географии чоботовской школы, где учились все переделкинские дети, в том числе и один из авторов этих строк, была одержимым краеведом, говорила, что Иван Грозный выбрал это место для ссылки «на перевоспитание» опальных, которых щадил по разным причинам. Здесь под неусыпным оком слуг государевых якобы производилась их «переделка». Эта версия представляется нам надуманной. Трудно представить такую переделку опальных в деталях. Все-таки не время Макаренко. И связь Переделкина с Грозным выглядит такой же надуманной, произвольно собирающей в единое целое противостояние царя и Митрополита Филиппа (Колычева) и появление спустя столетия в Лукине его далекого родственника Михаила Львовича Боде-Колычева, создавшего на территории усадьбы пантеон Колычевых.

В одном источнике, претендующем на академичность, мы нашли еще версию: «Само название Переделкино появилось в XVII веке благодаря судоремонтной верфи на реке Сетунь – там ремонтировались, то есть переделывались, суда. Постепенно Сетунь мелела, ко второй половине XX века она стала настолько мелка, что в каких-то местах ее можно было перейти вброд, и трудно было поверить, что еще пару веков назад здесь плескались волны». Хотя этот вариант спускает нас с высот поэтической фантазии ближе к грешной земле, но и к нему есть вопросы. Откуда в XVII в. на притоке Сетуни, которая есть приток Москва-реки, которая есть приток Оки, которая есть приток Волги, верфь, да еще судоремонтная, в то время когда первые судостроительные верфи были заложены Петром в самом конце века совсем в других местах? Ну чинили рыбари лодки на Сетуни, возможно, судоходной для этих плавсредств в то время, кто их знает, и что теперь из этого этимологии выводить?

Напрашивается уже совсем приземленный, точнее, приводненный вариант. Исторические водные топонимы, как правило, оказываются старше названий поселений. Городок Москва был основан Долгоруким на Москве-реке. Речка, на берегах которой стоит наш поселок, зовется Переделкой. На реке есть плотина, по которой проходит дорога. Возможно, запруда была издревле. Реку перегородили, изменили, переделали. Не отсюда ли все остальные «однокоренники»: сначала деревня Переделки, в 1920-е станция Переделкино, переименованная из «16-й версты», а в 1930-е и городок писателей Переделкино.

Усадьба Лукино.
Леонтьевы, Долгоруковы, Разумовские

В XVII в. Лукино являлось вотчиной рода Леонтьевых. Иван Федорович Леонтьев, стольник и воевода, еще в 1616 г. с ратниками «высматривал литовских людей» на Волоке Ламском. В жалованной грамоте 1632 г. он назван московским ловчим и «верным другом» царя Михаила Федоровича.

В роду Леонтьевых Лукино и расположенное рядом Измалково, составлявшие в ту пору единую усадьбу, находились весь XVII в. и первую четверть следующего столетия. После Ивана Федоровича в 1661–1686 гг. имением владел его сын Федор. Свою карьеру он начал в 1633 г. как стряпчий. Через три года он уже стольник. Последующие тридцать с лишним лет он воеводствует в Яблонове, Алатыре, Саранске, Тамбове, Саратове и других южнорусских городах. Во время восстания Степана Разина он, будучи уже думным дворянином, активно действует против восставших. Венцом его карьеры стал 1682 г., когда он был пожалован в окольничие.

После смерти Федора Ивановича вотчина в 1687 г. досталась его детям Павлу и Василию, а на рубеже XVII–XVIII вв. единственным владельцем имения значится Василий Федорович Леонтьев. После его кончины в апреле 1725 г. владение перешло к его вдове Ирине Александровне, урожденной Ляпуновой, и его родной сестре Татьяне Федоровне, вышедшей замуж за князя Василия Васильевича Щербатова.

В 1729 г . имение приобрел Михаил Владимирович Долгоруков, а в 1756 г. отдал его своей дочери княжне Аграфене Михайловне. В конце XVIII в. Измалково было выделено из Лукина и перешло во владение рода Петрово-Солово, а Лукино в 1791 г. Долгоруковы продали графине Варваре Петровне Разумовской, усердием которой в 1819 г. на месте деревянной церкви был построен каменный храм Преображения Господня, освященный в 1821 г. и дошедший до настоящего времени с небольшими изменениями.

Варвара Петровна была дочерью графа Петра Борисовича Шереметева и Варвары Алексеевны, урожденной княгини Черкасской – единственной наследницы огромных земель князя Алексея Михайловича Черкасского, занимавшего в 1740–1742 гг. пост канцлера Российской империи. Варвара Алексеевна состояла камер-фрейлиной, считалась самой богатой невестой в России, была сначала сосватана за известного сатирика князя Антиоха Кантемира. Однако Кантемир отказался от женитьбы, и она была выдана с приданым в 70 тыс. крепостных за графа Петра Борисовича Шереметева, благодаря чему у последнего и образовалось громадное «шереметевское состояние», часть которого досталась их дочери – хозяйке Лукина Варваре Петровне Разумовской.

Варвара Петровна была замужем за графом Алексеем Кирилловичем Разумовским, министром просвещения и одним из основателей Царскосельского лицея. Он был человеком «гордыни непомерной». Простая и набожная графиня скоро надоела вспыльчивому мужу-вольтерьянцу. После рождения младшего сына Кирилла в 1784 г. она была вынуждена оставить детей и покинуть дом Разумовского. Графиня купила и перестроила дом на углу Маросейки и Лубянской площади, в нижней части которого ныне действует вестибюль станции метро «Китай-город». В этом доме Варвара Петровна скончалась в 1824 г.

Постройка каменного храма на месте обветшавшего деревянного началась в Лукине в 1815 г. Храм включал в себя каменную колокольню и три придела: холодный, посвященный празднику Преображения Господня, и два теплых – во имя Великомученицы Варвары и Апостолов Петра и Павла. Графиня не забыла и о церковнослужителях. Она положила в Воспитательный дом 15 тыс. руб., с условием, что 750 руб. из процентов от этой суммы ежегодно пойдет на их содержание.

Все последние годы Варвара Петровна проводила в непрестанной мольбе о детях. Младший ее сын Кирилл – умный, живой, удивлявший своими способностями молодой человек, с детства разлученный с матерью, – попал под влияние развратных людей. Он был признан душевнобольным, 16 лет провел в суздальском Спасо-Ефимиевском монастыре. После смерти его отца родственники увезли Кирилла в Харьков, где он скончался в 1829 г. Старший сын Петр, получивший после смерти матери большое наследство, куда входило и село Лукино, быстро промотал его. Жил он беспутно и умер в 1835 г. в Одессе бездетным.

Сама же графиня В.П. Разумовская была похоронена в родовом склепе Шереметевых в храме Знамения Божией Матери в Новоспасском монастыре. Этот склеп был основан в 1791 г. над гробами предков ее братом Н.П. Шереметевым, который прославился своим театром и женитьбой на крепостной актрисе Жемчуговой. Память о том, что храм Преображения Господня в Лукине был построен тщанием Варвары Петровны Разумовской, сохранилась в настенной надписи у южного выхода из храма.

Боде, Колычевы, Митрополит Филипп

В 1853 г. село Лукино было куплено бароном Михаилом Львовичем Боде – историком, коллекционером и строителем. Он родился в 1824 г. в семье барона Льва Карловича Боде и Натальи Федоровны Колычевой. В этой семье повенчались просвещенная Европа и Святая Русь.

Бароны Боде – выходцы из французской провинции Турень, переселившиеся в Германию. Во времена французской революции, лишившись большей части своих владений, по приглашению императрицы Екатерины II они прибыли в Россию. Барон Карл Боде, присягнув на русское подданство, принял имя Карла Илларионовича. Один из четырех его сыновей – Лев Карлович (1787–1859) воспитывался в Шкловском кадетском корпусе, стал портупей-юнкером в лейб-гвардии егерском полку, участвовал в сражении под Гутштадтом, а затем в битвах под Дрезденом и Лейпцигом, получил ранение, что не помешало ему завершить заграничный поход 1813–1814 гг. Вышел в отставку он в звании полковника. С 1831 г. он – камергер, с 1840-го – барон Российской империи, с 1842-го – гофмаршал. В должности вице-президента Московской дворцовой конторы Лев Карлович Боде осуществлял надзор над строительством Большого Кремлевского дворца, возводимого по проекту группы архитекторов под началом К.А. Тона. По окончании строительства в 1849 г. барон Л.К. Боде получил золотую медаль с бриллиантами и чин обер-гофмейстера.

Жена барона Льва Карловича Боде – Наталья Федоровна происходила из древнего и знатного рода Колычевых. Самым известным представителем этого рода был подвижник земли русской – святитель Филипп II (в миру – Федор Степанович Колычев, 1507–1569). Он занимал митрополичью кафедру с 1566 по 1568 г. Федор принадлежал к младшей ветви боярского рода Колычевых. В 30 лет он неожиданно покинул службу и некоторое время скрывался в пастухах у крестьянина Субботы в Киже на Онежском озере.

Бегство дворянина было, скорее всего, вынужденным. Как раз в 1537 г. над головой Колычевых грянула гроза. Троюродные братья Федора Степановича – Андрей Иванович и Гаврила Владимирович были биты кнутом и казнены, а его дядя – Иван Умной-Колычев попал в тюрьму. С Онежского озера Фёдор перебрался на Соловецкие острова в Соловецкий монастырь, где был послушником, затем постригся под именем Филиппа и стал игуменом, проявившим себя талантливым инженером. Под его началом были построены величественные храмы, соединены каналами Соловецкие озера, сооружена водяная мельница. При нем монастырь стал одним из крупнейших на севере Руси. При Филиппе монахи Соловков не стояли в стороне от церковной борьбы, происходившей в Москве. Когда иосифляне предали суду вождя нестяжателей Артемия из заволжских скитов, двое соловецких старцев, книгописец Иоасаф Белобаев и Феодорит, пытались защитить его от обвинений в ереси.

В 1566 г. Иван Грозный назначил игумена Филиппа Московским митрополитом при условии, чтобы он не касался опричнины и «царского домового обихода». Однако Филипп выступал против опричнины, в беседах наедине с царем пытался остановить беззакония, просил за опальных. Царь стал избегать встреч с митрополитом. В ноябре 1568 г. после публичного осуждения царской жестокости во время богослужения митрополит Филипп был изгнан опричниками из Успенского собора. Вскоре он был низложен Собором епископов, обвинен в измене и заточен в темницу Богоявленского монастыря, а затем сослан в отдалённый Отрочь-Успенский монастырь, где год спустя, в декабре 1569 г., был задушен Малютой Скуратовым с помощью «подглавия» (подушки).

В 1591 г. по просьбе братии Соловецкого монастыря мощи Филиппа были доставлены из Отроча монастыря и положены в церкви Святых Зосимы и Савватия. Уже тогда соловчане праздновали его память 9 января. В 1652 г. Алексей Михайлович по совету Патриарха Иосифа и Новгородского митрополита Никона велел перенести мощи святителя в Москву. В Соловецкий монастырь было отправлено посольство из духовных и светских лиц во главе с Никоном. За литургией в церкви, где почивали мощи святителя, Никон прочел грамоту царя, в которой Алексей Михайлович испрашивал прощения за вину «прадеда». В июле 1652 г. мощи были торжественно принесены в Москву. Святитель Филипп был канонизирован, а его мощи были положены в серебряную раку в Успенском соборе около иконостаса, где находятся до настоящего времени.

Михаил Львович
Боде-Колычев

Владелец Лукина Михаил Львович (1824–1888) был записан в метрики под фамилией Боде и только впоследствии получил официальное разрешение именоваться Боде-Колычевым. Он был младшим сыном Льва Карловича Боде и Натальи Федоровны Колычевой. Всего же в семье было восемь детей: два сына – Лев и Михаил и шесть дочерей – Анна, Наталья, Марья, Екатерина, Елена и Александра. Супруги дали детям великолепное образование. Домашним учителем в семействе барона служил Ф.И. Буслаев – один из самых ярких русских филологов середины XIX в., изучавший широкий круг вопросов языкознания, литературоведения, фольклористики и искусствоведения, бывший блестящим лектором, ученым, профессором Московского университета, а с 1860 г. – и академиком.

По окончании Пажеского корпуса, с 1843 г., Михаил Львович стал служить, как и его отец, в придворном ведомстве, участвовал во всех торжественных церемониях, при коронации Александра II был церемониймейстером. В 1865–1883 гг. он являлся вице-президентом комиссии, занимавшейся построением в Москве храма Христа Спасителя. К этому времени Михаил Львович уже приобрел усадьбу Лукино и в стиле Древней Руси возводил в ней родовой мемориал. Двадцать пять лет своей жизни барон посвятил истории старинного боярского рода Колычевых. Он собирал документы и предметы старины, связанные в основном с историей родов Колычевых и Боде. Коллекция, библиотека и собрание фамильных портретов размещались в подмосковном имении Лукино Звенигородского уезда и в доме на Поварской улице в Москве, который, по выражению А.П. Бахрушина, представлял собой «музей средневековых достопримечательностей». В советское время этот дом был передан Союзу писателей.

Впитавший в себя очарование древнерусской архитектуры, Михаил Львович по собственному проекту построил в Лукине настоящий кремль с «боярскими палатами», церковью-усыпальницей, часовней и мраморным обелиском, на гранях которого выбиты имена погибших представителей рода Колычевых. Усадьба была обнесена крепостной стеной с глухими и проездными башнями. С северной стороны храма Преображения Господня над могилами родных Михаил Львович построил церковный придел во имя митрополита Филиппа, своего дальнего родственика, в своем любимом русском стиле. Купола придела напоминают купола Покровского собора (более известный под именем храма Василия Блаженного), что на Красной площади.

Тяга к российской истории, колычевская кровь в конце концов заставили Михаила Львовича обратиться к государю с просьбой об изменении его фамилии. Колычевы сильно пострадали не только во время царствования Ивана Грозного, многие погибли на полях сражений, и к середине XIX в. мужская линия славного рода пресеклась. Для сохранения знатной фамилии в 1876 г. обер-гофмейстеру, действительному статскому советнику барону Михаилу Львовичу Боде дозволено было принять фамилию и герб рода Колычевых.

Боде-Колычевы прожили в этом имении до Октябрьской революции, вскоре после которой последняя баронесса Боде была сослана в Казахстан, а усадьба экспроприирована.



Читать дальше

Посмотреть все сканы на нашем сайте можно тут

Комментарии Всего комментариев 6

04.10.2013

Hot-wind: Ночь написала: а разве Переделкино склоняется? Пришла сюда с форума Ново-Переделкино, мы там обсуждали этот вопрос, все-таки, кажется, Переделкино имеет средний род, да и как-то вообще не по-русски писать "Переделкина", я не права? нет кого? Переделкино...Переделкина... ехать куда? в Переделкино... что? Переделкино? Hot-wind: Так, во всяком случае, утверждает грамота.ру: Топонимы славянского происхождения на -о (-е) традиционно склоняются: в Останкине, в Переделкине, в Косове, в Новокосине. За последние десятилетия появилась устойчивая тенденция не изменять исходной формы названия населенных пунктов, если они употреблены в качестве приложения, вместе с родовым наименованием: в районе Останкино, в микрорайоне Люблино, в городе Иваново, в микрорайоне Новокосино, в городе Косово. При употреблении без родового слова (город, село и под.) нормативны обе формы – как склоняемая, так и несклоняемая: в Останкино – в Останкине, в Иваново – в Иванове, в Новокосино – в Новокосине, в Косово – в Косове. Правильно: в городе Пушкино, в городе Иваново, в городе Косово, но: в Пушкине, в Иванове, в Косове. Boss: Конечно, если "в качестве приложения", рядом с родовым названием, то Переделкино не склоняется определнно. Поскольку в совесткую эпоху административная лексика вроде "в районе Останкино, в городе Иванове" превалировала и даже подавляла живое слово, возникла тенденция не склонять топоним, когда он сам по себе. "И от праздности или от лени, все поверили, так и живут". А мы вот что скажем. Мы, коренные переделкинские, мы восприняли норму склонения Переделкина не из учебника, а из прямого общения. Нашли классики Переделкинские - Катаев, Федин, Пастернак, Ираклий Андронников (он не авторитет?) - все склоняли, будем склонять и мы. А вольному - воля... Ночь: Boss но разговорная лексика и правильная русская речь это две разные вещи...понятно, что мы редко разговариваем в быту правильным русским языком. а некоторые хоть чем-то похожим на русский меня все-таки задевает, когда в официальных речах говорят Солнцеве, Переделкине... ну не будем же мы говорить Ново-Орлове(имею в ввиду так же микрорайон на нашем Западе)... Boss: Как кофе оказался в мужском роде? Да от кофея. Был кофей, "Й" пропало, усеклось в разговорной речи, а род слова грамотный носитель языка зацепил, оставил. Почему? А Бог его знает. Захотел! Теперь же и кофе в средний род потихоньку перетекает. И так все в языке, все в разговоре бежит, все перетирается, все изменяется. А на бумаге держится, сопротивляется. Но вот норма стоит, стоит, потом приходит "НОЧЬ" (в хорошем смысле этого слова), собирает банду сторонников, которые голосуют: долой склонение Передедкина! Завтра это в нашем журнальчике читает ведущий передентолог Ин-та руск. яз., и бац! - в новом учебнике для подготовительной группы яслей находим: "Кто просклонят Переделкино тому Орбит дадим биз сахару!" Ночь: Boss пишет: приходит "НОЧЬ" (в хорошем смысле этого слова), собирает банду сторонников, которые голосуют: долой склонение ПеределкинО! так-то лучше Василий Тимофеевич: Пустое это. Делом займитесь, делом. Про мусор, про дороги, про хляби, про транспорт, про власти и про котов жирных - вот о чем надо!

16.04.2013

Откуда эта килограм-безапелляционность, Anando? У нас в Переделкине классики всегда склоняли родной топоним. В последние лет 20, правда, безграмотные пользователи интернета, статистически превалирующие, стали сдвигать норму в сторону несклоняемости по типу «пальто». Интересующихся нормой отсылаем к http://www.gramota.ru/spravka/letters/?rub=rubric_90. Цитируем: «В Переделкино или в Переделкине? Топонимы славянского происхождения, оканчивающиеся на -ово, -ево, -ино, -ыно, не склоняются в сочетании с родовым словом: из района Люблино, в сторону района Строгино, к району Митино, в городе Иваново, из деревни Простоквашино, до края Косово. Если же родового слова нет, то нормативны оба варианта, склоняемый и несклоняемый: в Люблине и в Люблино, в сторону Строгина и в сторону Строгино, в Иванове и в Иваново, из Простоквашина и из Простоквашино, до Косова и до Косово, к Митину и к Митино, 8-й микрорайон Митина и 8-й микрорайон Митино. При этом склоняемый вариант соответствует строгой литературной норме (и рекомендуется, например, для речи дикторов)».<br>

16.04.2013

слово \"переделкино\" не склоняется, и очень обидно, что сайт о таком литературном месте язвует столь нелепыми грам-ошибками.

22.05.2011

Дачный поселок Переделкино до образования писательского городка находился по правую сторону ж.д. Это можно видеть на карте 1931 года. Приехавшие в эти места писатели присвоили себе это название, оставив старому посёлку прозвище Чоботы.

18.05.2011

Подробная информация - на страницах этого сайта, посвященных книге Льва Лобова и Киры Васильевой

18.05.2011

Подскажите, где можно приобрести эту книгу? Заранее благодарна, Людмила Васильевна.

 

Оставить комментарий

Ваше имя *

Ваш email *

Комментарий *

Поля, отмеченные * обязательны для заполнения